Идеальная работа. Фантастический рассказ

Работы по душе Игорь найти не мог, что привело его к разводу, несмотря на наличие двоих детей. Случай его, между тем, уникальным не являлся: физфак универа Игорь так и не закончил, делать ничего не научился, простой истины о том что ориентация рынка товаров на покупателя не гарантирует ориентации рынка труда на соискателя, Игорь не понимал. Неспокойная совесть обязывала парня раз в неделю покупать газету «Работа» и внимательно изучать обновления сайта «Вакансии». И вот, однажды, Игорь наткнулся в разделе «без специальных навыков» на странное объявление в двойной рамке:
«В бюро звездоплавания «Млечный путь» появилась вакансия. Работа со смыслом и по душе! Зарплата по договорённости. Тел: …»
Интуицию Игорь, привыкший искать фарта, развил хорошо. Когнитивный диссонанс вызывало словосочетание «бюро звездоплавания». Слишком нелепое для того чтобы отражать действительность и слишком странное для конторы с коварными намерениями. «А если мошенники придумали вот так завлекать?» – терзался Игорь, но тяжёлые сны и любопытство заставили парня довериться интуиции и совершить звонок по указанному в объявлении телефону. Девушка на другом конце провода назначила Игорю собеседование. Игорь подумал, что, в крайнем случае, напишет статью про новый тип мошенников и постарается выручить за неё гонорар.
Офис располагался на окраине города. На бронированной двери в панельном дворике висела табличка: «Агентство звездоплавания «Млечный путь»» и чёрно-белый рисунок грубыми штрихами: фигурка обнажённой девушки в танце на фоне звёздного неба. Солнце жарило нещадно. Игорь вытер пот со лба и позвонил в домофон.
– Кто там? – раздался женский голос.
– Я на собеседование.
– Кабинет № 1. Обувь снимать у порога, обуваться в мягкие тапочки, которые там имеются!
Электронные мелодии сообщили Игорю что дверь открыта, и безработный потянул ручку на себя.
Внутри его встретил удивительный уют. Работал кондиционер, пол широкого коридора устилал мягкий белый ковёр с длинным ворсом. Со стороны окон разбилась настоящая оранжерея, освещаемая лампами дневного света, противоположная стена обклеена обоями, усыпанными картинами космической тематики. Детские рисунки, выполненные акварельными красками или карандашами и картины маслом, созданные профессиональными художниками. С потолка свисали незатейливые люстры с лампочками накаливания. Игорь переобулся, как попросили и направился по коридору налево.
Тут же обнаружился и кабинет № 1. Игорь постучал в обитую кожей дверь и вошёл. Девушка, не то казашка, не то узбечка, предложила соискателю присесть в удобное мягкое кресло. Здесь также всюду – космические картины.
– Я вас слушаю, – сказала девушка.
Игорь опустил глаза.
– Хотел узнать, что за работа без специальных навыков, со смыслом и по душе, что за бюро звездоплавания.
– Бюро принадлежит мистеру Роуди, очень богатому американцу. Он весьма необычный человек. Сейчас он в США, вам потребуется побеседовать с ним лично, если сейчас выяснится, что мы подходим друг другу. Цель бюро звездоплавания – создать звездолёт, проложить человечеству дорогу в иные миры, хотя бы в пределах галактики Млечный путь. Оплата – столько, сколько вы потребуете. Заниматься вы будете тем, чем можете и чем пожелаете. Коллектив интернациональный и очень слаженный. Вас это устраивает?
– Если честно, звучит как безумие. Оплата – сколько я потребую – как это? И что значит заниматься чем могу и чем хочу?
– Всё это нужно понимать буквально.
– Допустим, мистер Роуди – меценат. Но почему ему не спонсировать, к примеру, проекты NASA?
– NASA ставит цели более соответствующие текущему уровню развитию техники. Мистер Роуди – мечтатель!
– Если исходить из того, что вы сообщили, мистер Роуди – сумасшедший!
– С такой позицией вы не уживётесь в нашем коллективе.
– Допустим, всё так. Но что могу сделать для межзвёздных путешествий я, который и физфак не закончил? Быть уборщиком в вашей конторе?
– Если это вам по душе – то да. Если нет – придумайте что-то.
– Мне могут понадобиться годы времени, чтобы придумать.
Воспоминание о жене, которая не дождалась конца размышлений о будущей профессии, посетило Игоря. Отец двоих детей пытался блокировать мешающую жить мысль при помощи мышечных сокращений.
– Значит, вам нужно попроситься к мистеру Роуди думателем. Вам выделят кабинет и оклад, чтобы приходить и думать. Либо думать дома, и сообщать нам свои мысли.
– А если я не придумаю?
– Наэма, наш инженер, задавала вопрос мистеру Роуди, что случится, если она не изобретёт двигатель для межзвёздных перелётов. Старик ответил, что ей стоит позаботиться о смене, на случай, если она сдастся.
– И если я попрошу у мистера Роуди оклад в пятьдесят тысяч рублей в месяц за должность думателя, он согласится?
– Разумеется.
– Невероятно… Почему мистер Роуди арендует офис в России?
– На этот вопрос мистер Роуди не отвечает. Итак, ваше решение? Либо вы доверяете и согласны, тогда я назначаю вам встречу с мистером Роуди, либо не станем разочаровывать друг друга.
– Как я понимаю, я могу отказаться ещё во время беседы с мистером Роуди?
– Конечно.
– Хорошо. Я готов к встрече с американцем.
– Я вам позвоню.
Боялся Игорь. Как можно поверить в сумасшедшего богача, который открыл в России бюро звездоплавания и готов платить пятьдесят тысяч рублей в месяц (а попросил бы больше, вероятно, и это не встретило бы возражений) за работу думателя, ту самую работу, за которую жена подала на развод?! С другой стороны, девушка, проводившая с ним собеседование – хорошенькая, и говорила как сестра, любопытство съедало, к тому же ужасно хотелось верить в это «а вдруг?», в мировую справедливость…
Итак, неделю спустя, в воскресенье вечером, Игорь принял звонок из бюро звездоплавания. Встреча с мистером Роуди назначалась на утро в понедельник. Уснуть Игорь в ту ночь не смог. Да и режим дня его был сбит. Так, с разбитой головой, поехал он в странный офис на окраине города.
Мистер Роуди оказался располневшим добродушным стариком с обширной лысиной и в круглых очках. На нём была клетчатая рубашка на выпуск и спортивное трико. Говорил на русском мистер Роуди с сильным акцентом.
– Чаю, кофе? – предложил американец.
– Кофе.
– Гренки? Да не стесняйтесь вы!
– Одну, для атмосферы.
– Ок!
Мистер Роуди засуетился вокруг электрического чайника, а Игорь, разрываемый на три части страхом, любопытством и корыстью, разглядывал портреты Гагарина и Эйнштейна над креслом начальника.
Мистер Роуди предложил Игорю сигару, и соискатель не нашёл в себе сил отказаться. Солнечный свет заливал комнату, здесь было хорошо.
– Я не люблю лишних слов, – произнёс мистер Роуди, вынул из стола бумажник и отсчитал пятьдесят тысяч рублей. – Вот оплата за будущий месяц. Вы выбрали, чем будете заниматься? Берите-берите! Вам нужно на что-то жить!
Игорь растерянно запихал деньги в карман джинсов.
– Я могу работать думателем?
– Да, Дунг Тен рассказала мне о вашем предложении. Полагаю, вполне достойное занятие, если вы искренне верите что поможете человечеству прорваться к звёздам. Вы намерены работать в кабинете, или дома?
– Я хотел бы общаться с коллективом и поэтому выбираю кабинет.
– Ок! Мы допьём кофе с гренками, докурим сигары, и я провожу вас в ваш кабинет! Я скажу сотрудникам, чтобы уделили вам внимание, помогли влиться в коллектив. Как вам у нас?
– Здесь очень уютно. Но один вопрос, мистер Роуди?
– Я слушаю.
– Зачем это вам?
– Вы никогда не читали советскую фантастику? Вы никогда не мечтали стать как Юрий Гагарин?
– Стыдно признаться, но фантастику я читал только американскую. А про Гагарина – понимаю… Но он работал на государство!
– Юрий Гагарин не рисковал жизнью ради человечества?
– Там имелся готовый проект!
– А Королёв? А Циолковский?
– Вы поставили меня в тупик, мистер Роуди!
– Я ответил на ваш вопрос?
– Да…
Игорь почесал затылок.
– Вы полагаете, мечтатели встречаются только среди русских?
– Мне просто трудно поверить, что такой скотине как мне так сильно повезло!
– Напрасно! Каждый человек достоин раскрыть себя в труде и творчестве! Вы согласны?
– Согласен, чёрт подери! В будущем не будет обыкновенных людей, говорила Алиса Селезнёва, но она говорила не про наше время!
– Полагаю, вопрос исчерпан, Игорь!
– Ок, мистер Роуди, ок! Игорь возбуждённо ходил взад и вперёд по кабинету, попыхивая сигарой.
– Присядьте, пожалуйста! – рассмеялся мистер Роуди.
После мистер Роуди проводил ошеломлённого Игоря экскурсией по бюро.
– Это Наэма, главный человек в нашем бюро! Она занята разработкой межзвёздного двигателя. Наэма оканчивала физфак в России. Как твои дела, Наэма?
Темнокожая девушка оторвалась от компьютера, улыбнулась вошедшим.
– Никак, мистер Роуди, – ответила она по-русски с акцентом. – Я изучила кучу литературы, если бы имелась возможность запустить эксперименты, чтобы подтвердить или опровергнуть гипотезы! Но эти синхрофазотроны стоят миллиарды долларов!
– Я всё знаю, Наэма. Увы, я не настолько богат. Мои компьютеры – не такой уж крупный бизнес. Но ты не сдаёшься?
– Я очень боюсь вас разочаровать, мистер Роуди, но пока не сдаюсь. Пока я не уверена, что исчерпала все идеи, совесть моя не позволит сдаться!
– Я верю в тебя, Наэма!
Мистер Роуди положил Игорю руку на плечо и повёл его дальше.
– Вот Алёна. Она работает у нас вдохновительницей!
– Привет! – помахала рукой Алёна.
Она была прекрасна, с золотистыми локонами, голубыми глазами и идеальной фигурой.
– Алёна собирает в бюро коллекцию космических картин, чтобы напоминать людям о заветной цели! И она привела Ботаника, чтобы тот помог ей осуществлять замыслы. Дальше, товарищ, дальше!
– Ботаник, эй! – окликнул мистер Роуди нескладного высокого юношу с нелепой кучерявой шевелюрой.
– Здравствуйте, мистер Роуди! – живо откликнулся Ботаник.
На носу его красовались квадратные очки.
– Это Ботаник помог Алёне устроить оранжерею, оборудовать помещения.
Мистер Роуди склонился к уху Игоря:
– И он влюблён в Алёну!
– Я чем-то могу помочь, мистер Роуди? – прогнусавил Ботаник.
– Нет-нет, я только хотел познакомить вас с новым сотрудником. Это Игорь, думатель!
Ботаник кивнул Игорю.
Мистер Роуди постучал в очередную дверь.
– Мамед, программист и сисадмин! Какие сегодня неполадки, Мамед?
– Алэ, какие неполадки, мистер Роуди! – откликнулся Мамед. – С утра подключил Наэме жёсткий диск.
– Сломался жёсткий диск?
– Какой сломался! Закончился, да!
– Дунг Тэн ты уже знаешь, – продолжал мистер Роуди. – Света, уборщица, придёт поздно, она у нас любительница поспать, собственно, вот и весь коллектив. А вот и твой кабинет думателя, Игорь!
Мистер Роуди отворил дверь. Кондиционер, компьютер с колонками, цветы на подоконниках, изображения космоса и астронавтов на стенах. Только дверь необычная.
– Дверь с шумоизоляцией, – заметил мистер Роуди, перехватывая взгляд Игоря. – Мне подумалось, для думателя – самое то! Картины ты подберёшь себе по вкусу, может быть тебя космос в принципе не устраивает. Об этом ты поговоришь с Алёной. Не желаешь ли остаться наедине со своими думами?
– Да, я подумаю немного, пожалуй.
– Не буду тебе мешать!
Мистер Роуди ушёл, а Игорь взялся пересчитывать деньги. Ровно пятьдесят тысяч рублей! Игорь заходил по кабинету. В шкафу с книгами он заметил ракушки, кораллы и аммониты, подержал в руках каждый экспонат. Далее Игорь изучил имеющиеся в библиотеке книги: физика, космонавтика, научная фантастика, философия… Хотелось как-то отработать деньги, но идей Игорю не являлось.
До обеда Игоря никто не тревожил, а в обед пришла подметать рыжеволосая Света. После её ухода наведались Алёна с Ботаником. Они спрашивали Игоря, как улучшить кабинет, чтобы яснее думалось. Игорь попросил доставить папоротник на подоконник. Ботаник записал в блокнот, как должен выглядеть папоротник и ушёл в магазин, а когда вернулся – установил горшок с растением на подоконник. Игорю хотелось, чтобы объявилась Алёна, которая ему понравилась, но пришлось довольствоваться общением с парнем в очках. В три часа дня Игорь решил обойти сотрудников.
– Приняли ещё кого-нибудь на работу? – осведомился он у Дунг Тэн.
– Никого, – вздохнула девушка, – но работы много. Приходится готовить кучу отчётов, чтобы нас не закрыли.
Алёна, как выяснилось, улетела в Грецию, покупать картину у какого-то художника, и вернётся лишь завтра.
Мамед разрабатывал программу, облегчающую труд Наэме.
Наэма показала Игорю расчёты и формулы, в которых физик-недоучка ничего понять не смог.
Остаток дня Игорь слушал музыку, играл в компьютерные игры и думал о том, что всё это может значить.
В 18.00, оставляя рабочее место, Игорь записал в ворд-документе: «День провёл в размышлениях».
Так миновал месяц. Алёна создавала уют, Мамед программировал, Дунг Тэн писала отчёты, Алёна приобретала картины, Ботаник поливал цветы, Наэма корпела над физико-инженерной тарабарщиной, Света пылесосила, мистер Роуди торговал ноутбуками в США, а Игорь думал.
Разные мысли посещали его. Вспоминались контора «Рога и копыта» Остапа Бендера и детективы про отмывание денег. Ему бы понять: что за отчёты пишет Дунг Тэн, что вычисляет Наэма, насколько транжирит деньги Алёна, какие программы разрабатывает Мамед! Вопросы, вопросы, и никаких ответов… Со Светланой и Ботаником всё вроде понятно, но сколько они получают за работу?
По истечении месяца Игорь явился к мистеру Роуди за зарплатой.
– Что вы надумали? – поинтересовался хозяин.
– Если честно, единственная дельная мысль, которая пришла мне в голову, – признался Игорь, пряча деньги в карман, – проверить, насколько преданы делу остальные сотрудники.
– Вас перевести на должность ревизора?
– Думаю, это было бы целесообразно с точки зрения дела, но для сотрудников я должен остаться думателем, чтобы они не заподозрили что я их проверяю.
– Ок! Отличная идея! Действуйте! Если понадобится информация о расходах, я готов её вам сообщить. Вам повысить зарплату?
– На десять тысяч.
– Ок! – мистер Роуди отсчитал деньги.
– Я не смогу вам отчитаться в течение месяца. Я не разбираюсь во всех этих программах, чертежах, кредитах и дебетах. Мне потребуется время для того чтобы вникнуть.
– Игорь, бери времени и денег столько, сколько тебе нужно! Этого добра есть у меня! Я не могу оплатить Наэме эксперименты в Цюрихе, но содержать сотрудников бюро так чтобы они ни в чём не нуждались, это я позволить себе могу.
На изучение материалов у Игоря ушёл год. Он мог запросто теперь устроиться работать и программистом, и документоведом, и флористом. Подвоха Игорь найти не сумел. Дунг Тэн действительно много отчитывалась за иностранную НКО. Мамед в самом деле создавал программы. Алёна ничего не воровала у мистера Роуди. По поводу зарплаты Ботаника и Светланы Игорь выяснил у мистера Роуди: достойная зарплата, но не сумасшедшая. Загадкой оставались лишь Наэма с её межзвёздным двигателем (Игорь не мог  установить соответствие реальности её чертежей и формул, несмотря на четыре года на физфаке) и сам мистер Роуди.
Наступил день, и мистер Роуди вызвал Игоря к себе.
– Наэма завершила проект звездолёта, – сообщил старик. – Несмотря на отсутствие экспериментов, она доказала, что звездолёт полетит. Но это проект на миллиарды долларов! Всё, что нам требуется – финансирование. Если только убедить NASA, спонсоров, кого угодно! В мире, где всё продаётся и покупается, никто не даст денег, если не уверен что проект реализуем. Ты обещал проверить, как работают сотрудники. Что ты можешь сказать по этому поводу?
– Сотрудники (я не касаюсь сейчас Наэмы) честны, – мистер Роуди, – отвечал Игорь. – Но проверить проект Наэмы я не могу. Как не могу, будем откровенны, быть уверен в ваших намерениях. Почему вы открыли офис в России?
– Я не отвечаю на этот вопрос, потому что знаю: мне не поверят!
– Мистер Роуди! Вы уже отвечали мне на вопросы, когда я не верил что стоит сюда устраиваться.
– Но вы так и не поверили!
– Но я согласился работать!
– Ок, я скажу, но ты не поверишь. Почти три десятка лет назад я делал в этом городе бизнес. Я делал состояние, зная что мы уничтожаем вашу страну. Я был на берегу океана, когда увидел сигаровидный НЛО. Он появился из-за горизонта как перетянутая длинная и узкая восьмёрка, перемигивающаяся белым светом, потом тёмный корпус на фоне Млечного пути проходил бесшумно над моей головой. Поочерёдно вспыхивали огоньки на его концах. Один – голубоватый, другой – оранжеватый. Он скрылся за сопкой и не появился вновь, и я понял, что там он приземлился. Я погнал туда машину. Я карабкался по скалам. И я увидел девушку! Она светилась зелёным и сиреневым. Не похожая на земного человека, она была красива, как человек и как женщина. Это трудно объяснить, но у тебя включится этот рефлекс, когда ты увидишь то, что создано для покорения космоса, как создан для этой жизни и наш вид, ты поймёшь, что это прекрасно как сам человек разумный! Она заглянула мне в глаза, они у неё были как у кошки, янтарные, большие и немигающие, и я уснул до утра. С тех пор я не знал покоя!
– В это правда невозможно поверить, – вздохнул Игорь. – Я проконсультируюсь у специалистов по поводу проекта Наэмы. Мне понадобятся копии. Если вы мне доверяете…
– Конечно. К вечеру я подготовлю копии.
Игорь честно отрабатывал зарплату. Он консультировался с бывшим сокурсником, физиком, и тот не нашёл в расчётах ошибки, но и подтвердить их состоятельность не мог.
– Безумием было бы в это верить, – коротко заключил он. – Но лично тебе скажу: никто не возьмётся за реализацию проекта, который не проверен, проверка же проекта обойдётся в миллиарды долларов, не меньше чем его реализация.
Слал Игорь также письма в NASA и в Роскосмос. Ответа просто не пришло. Мало ли сумасшедших создают машины времени и звездолёты.
– Нужно изменить этот мир, чтобы проверить подлинность проекта, – нервно усмехался Игорь, отчитываясь мистеру Роуди.
– Тогда мне нужен менятель мира!
– Ну, я не менятель мира. Я разошлю проект крупным меценатам науки.
Оборвалось всё внезапно. В дождливый майский день Игорь явился на работу и по лицу Дунг Тэн сразу понял, что произошло нечто ужасное.
– Мистер Роуди умер и не успел позаботиться о дальнейшей судьбе фирмы, – сообщила Дунг Тэн. – Мы закрываемся. Работы больше не будет.
Полдня Игорь слонялся среди оглушённого коллектива. Затем побрёл домой пешком. Под дождём дожидалась автобуса Наэма. У неё была стрижка карэ, чёлка, мясистые губы. Красивая, как существо, созданное для покорения космоса… Дождь хлестал по её лицу, тщетно старался Игорь угадать, кто она – подельница отмывателя денег Роуди, которая скроется из России пару месяцев спустя, или гений, ровня Эйнштейну.
Игорь направил стопы в бар. После второй кружки он пригласил к себе за столик парня лет двадцати семи со слипшимися мокрыми волосами, который выглядел так, словно вернулся домой к маме после нескольких лет скитаний в чужой стране без паспорта. Звали его Лёша.
– Ну ты и выдумывать сказки по пьяни! – рассмеялся Лёша, приподнимая халявную кружку.
– Ты про инопланетянку или про Наэму?
– Я про мистера Роуди, который платит пятьдесят тысяч думателю! – с этими словами Лёша ударил свою кружку о кружку Игоря.
– Циолковский тоже в сказке ракеты придумывал?
– Ээээ, ты горькое со сладким не мешай! Нужно ещё закуси заказать!
***
Александр Владимирович задумчиво теребил стопку распечатанных листов.
– И всё же я не понимаю, для чего вы это написали, – обратился он к Игорю. – Вы хотели оправдать бездельника? Вы сами этот бездельник? Зачем вы написали в последней сцене про наш текущий разговор?
– Вы искали подвоха, с самых первых строк, не так ли? – отвечал Игорь. – А его нет. Для вас это оказалось неожиданным? Но разве не желали вы неожиданности? Работа и деньги у меня есть: я – программист, и работа у мистера Роуди показала мне ошибочность прошлых моих взглядов и образа жизни бездельников. В этом нет моей заслуги, мне просто повезло. Впрочем, вы это всё уже читали. Конечно, на самом деле, всё было не совсем так, я менял реальность в угоду художественному замыслу. Важно не то, как всё было в реальности. Важно то, что даже если мистера Роуди, Наэмы и других, меня и вас, как честных людей, никогда не существовало, нас стоило создать! Я – менятель мира, Александр Владимирович, и я хочу, чтобы вы, как издатель, помогли мне, себе и другим моим героям быть теми, кем и вам, и мне хочется, чтобы мы были! Или вы по-прежнему ждёте подвоха?
– Ваш опус не изменит мир.
– Сыграйте эту роль!
– Идите, Игорь. Я подумаю над вашим предложением.

Автор Дмитрий Тюлин 57 Articles
НКК "Юг"

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий