Каратэ и коллективизм

Наблюдая за «мотиваторами», которые часто публикуют на своих страничках мои коллеги тренеры, анализируя их, я понимаю, что идеология каратэ насильно притягивается к индивидуализму, самостоятельному внутреннему совершенствованию. Обращение идет к конкретной личности, к тому, что ты вот лично теперь сможешь дать сдачи обидчикам или защитить свою семью. Изредка, благодаря традиционным праздникам типа 23-го февраля, или вот в нашем клубе (а он позиционируется как армейский) вспоминают о патриотическом долге перед Отечеством. Ни в одной секции я не встречал даже такого мизера, как парная или групповая работа в бою (у нас в секции она кстати планировалась, но тоже не реализовалась). Лучшее проявление коллективов я видел, когда ребята приезжали на соревнования сплоченной командой: группки всегда формируются, но четкого понимания ответственности за всех из твоей секции обычно не встречается. Да и группки-то — мотивация групповизмом, что не слишком прогрессивно.

Какое место в воспитании через каратэ нам следовало бы уделить коллективизму? Каким бы цельным не представлялся для нас человек в порядке широкого отвлечения, все же люди являются очень разнообразным материалом для воспитания, и выпускаемый нами «продукт» тоже будет разнообразен. Общие и индивидуальные качества личности в нашем проекте образуют очень запутанные узлы.

Самым опасным моментом является страх перед этой сложностью и этим разнообразием. Страх этот может проявляться в двух формах: первая заключается в стремлении остричь всех одним номером, втиснуть человека в стандартный шаблон, воспитать узкую серию человеческих типов. Вторая форма страха — это пассивное следование за каждым индивидуумом, безнадежная попытка справиться с миллионной массой воспитанников при помощи разрозненной возни с каждым человеком в отдельности. Это – гипертрофия «индивидуального» подхода.

И тот и другой страх не советского происхождения, и педагогика, направляемая этими страхами, не наша педагогика: в первом случае она будет приближаться к царским казенным нормам, во втором случае — к педологии.

Достойной нашей дела организационной задачей может быть только создание метода, который, будучи общим и единым, в то же время дает возможность отдельной личности развивать свои особенности, сохранять свою индивидуальность. Такая задача была бы абсолютно непосильной для педагогики, если бы не научные исследования, которые давно разрешили проблему личности и коллектива.

Совершенно очевидно, что, приступая к решению нашей частной педагогической задачи, мы не должны мудрствовать лукаво. Мы должны только хорошо понять положение новичка в нашей секции, основанной на принципе коллективности. В ней не должно быть уединенной личности, то выпяченной в виде прыща, то размельченной в придорожную пыль, а есть член спортивного коллектива.

В спорте много таких коллективов: спорт в широком смысле сплошь состоит именно из таких коллективов, но это вовсе не значит, что с педагогов снимается долг искать и находить в своей работе совершенные коллективные формы. Коллектив секции, ячейка спортивного общества, прежде всего должен сделаться объектом воспитательной работы. Воспитывая отдельную личность, мы должны думать о воспитании всего коллектива. На практике эти две задачи будут решаться только совместно и только в одном общем приеме. В каждый момент нашего воздействия на личность эти воздействия обязательно должны быть и воздействием на коллектив. И наоборот, каждое наше прикосновение к коллективу обязательно будет и воспитанием каждой личности, входящей в коллектив.

зы: догадайтесь откуда текст? 😉

Автор Константин Верцинский 238 Articles
Строитель НКК, Северо-западная формирующаяся ячейка

2 Комментарии

Оставить комментарий