Нам открывать миры далёкие!

Недавно я снова освежал в памяти детские книги. На этот раз нашлась одна старая, которую мне когда-то брали в библиотеке. Название и ссылку увидите в конце 🙂

А здесь я хотел бы зачитать отрывок из 19-й главы. Она замечательно раскрывает один из наших принципов, который мы в НКК называем «коллективизм» и «соборность».

Рабочее название этой заметки было «В экипаже ты не гость» 🙂

— Но я думал… Я как бы гость…
— Э-эх…
Миро укоризненно посмотрел на него и покачал головой…
— Понимаешь, Юра, все, что ты рассказывал о своей Земле, заставляет меня думать, что ты какой-то отсталый. Ты только не сердись — я ведь не сказал, что я так думаю. Я только сказал, что меня заставляет так думать. Почему? А вот почему. Ведь ты рассказывал, что в той стране, в которой ты живешь, люди решают свои дела коллективно, сообща. А ты стоишь в стороне. Не то как наблюдатель, не то…
— Да нет же! — перебил Юра. — Честное слово, нет! Я просто…
— Нет, это не просто. Сейчас мы решаем самое главное, что только можно решать: сможем ли мы жить и, значит, выполнять свое задание’ или не сможем. Вот в чем вопрос. А ты чувствуешь себя гостем. Что же получается? Ты милостиво предоставляешь нам ломать головы, принимать решения, рисковать, а сам сидишь и гадаешь, что у нас получится. И если не получится, то ты не будешь виноват — ты-то вместе с нами решений не принимал. Ты хороший. Значит, ты не несешь ответственности за неудачи. Но если у нас все получится, ты наравне со всеми будешь пользоваться этой Удачей — ведь ты же гость. С тобой обязаны обходиться как можно лучше. Так ведь получается?
— Да нет же, нет… — простонал Юрка. Он был в отчаянии оттого, что его не поняли как следует.
— Мы верим, что ты так не думаешь. Но ты так делаешь.
— Но я же не знал… Мне же было просто неудобно… Я думал, скажут: вот, ничего еще не знает, а туда же… лезет.
Кажется, еще два слова — и Юрка заревел бы. Космонавты опять понимающе переглянулись, и Тэн отметил:
— Он прав.
— Да. Так вот, Юра, — продолжал Миро. — Давай договоримся сразу — ты полноправный член экипажа. И ты не обращай внимания, что сегодня я вдруг как бы старший. Это произошло, наверное, потому, что, пока ты приспосабливался к обстановке, переживал за Шарика, Зет и Тэн дежурили, а Квач еще не отдохнул от посадки на вашу Голубую землю, я ничего этого не делал. Я просто спал и отдыхал. Вот, наверное, поэтому мозг у меня сегодня работает лучше, чем у других, и сегодня я как бы старший. А перед посадкой на вашу Землю таким старшим был Квач. Но заметь, Юра, раз и навсегда: в любой момент, а особенно вот в таких, отчаянных случаях, у нас решает не тот, кто в эту минуту как бы самый главный, а обязательно все. Таков закон космонавтов. Конечно, большинство может принудить меньшинство. Говорят, что раньше так и делали. Больше того, на Земле так и нужно делать. А в космосе — нельзя. И ты знаешь, почему?
— Откуда же…
— А потому, что в космосе каждый должен быть уверен, что поступить по-другому не мог ни тот, кто почему бы то ни было стал старшим, ни сам космонавт. Каждый из нас должен быть до конца уверенным: то, что решили сделать, — единственно правильное решение. Без этого не будет настоящего сознательного отношения к делу. Без этого в каждом может появиться червячок сомнений. «А может, и не нужно так делать? А может, по-моему будет лучше?» И в самую трудную минуту, когда на него надеются все остальные, такой космонавт может упустить мгновение, подвести и погубить всех. Нет! Один из законов космоса прост: один за всех, все за одного! Предлагает один, а решают все. Без настоящей, сознательной дисциплины в космосе делать нечего.
— Ну а вдруг я еще не все понимаю… Вдруг окажется, что я проголосую со всеми… за компанию, а в душе я все еще не уверен.
— Тогда ты бесчестный человек! — жестко и презрительно сказал Миро. — Значит, голосуя, принимая решения, от которых зависит и твоя жизнь, и жизнь твоих товарищей, и все дело, которое поручено всем, ты кривишь душой. Скрываешься. В космосе это нетерпимо. У нас есть все, чтобы принять правильное, единственно правильное решение. Нужно только думать. Но если ты сомневаешься, сомневайся до конца! До тех пор, пока сам не поймешь: твои сомнения ничего не стоят. Вот расчеты, которые их опровергают. Или докажи другим, что твои сомнения правильны. Ты все понял, Юра?
— Да, — твердо ответил Юра. — Ведь закон космоса и есть закон моей Земли. Только… Только мы не всегда его умеем выполнять.
— А здесь мы будем выполнять его точно. Нерушимо.
…Ему уже не хотелось, как несколько минут тому назад, вскинуть ее в салюте и сказать: «Есть!» Теперь он знал, что Миро — как все. И если он сейчас капитан, то в другое время капитаном может стать каждый.

Виталий Григорьевич Мелентьев. Голубые люди Розовой Земли. Издательство Детская Литература, Москва, 1966

Автор Иван Котран 63 Articles

Самарская формирующаяся ячейка НКК

4 Комментарии

  1. Блин, как меняется восприятие со временем! Сейчас даже небо голубым называть приходится с осторожностью… Кстати в тему: была ещё книга Л. Лагина (ну, того самого, который про Хоттабыча) «Голубой человек»… Н-да-с…

Оставить комментарий