Пути развития Красной Идеи (из «Слова о Ноогене»). Часть I

К концу XVIII началу XIX века, пройдя многие этапы своего развития, Красная Идея получила не только свое самоназвание — социализм, но и новые более конкретные формы, и, развиваясь, выделилась из моря потенциальных мировоззрений. Дальше больше, наряду с просто жизнью в труде и борьбе тысячи осознанных и не осознанных последователей вливаются не только в творчество создания социалистических утопий, но и в революционную борьбу масс и, как следствие, Красная Идея получает новый магистральный путь своего развития – общественно–политический. Таким образом, перед нами как бы две формы, два пути, в которые выливалась та самая Красная Идея.

Первый это путь здесь и теперь деятельного преобразования мира на личном уровне в науке, творчестве, искусстве, технике, просто в честном труде, и всегда по большому счету в оппозиции к устоявшимся моралям традиционных обществ. (Наука, как один из вариантов первого пути – деятельного личностного преобразования мира, без акцентирования внимания на этой самой красной идее, породила в начале XX века учение о Ноосфере).

Второй путь это политическая борьба за изменение условий, в которых должен жить человек. На протяжении XIX века рождаются основные представления о способах достижения такого общества. И основные его черты Согласно Марксу и Энгельсу, коммунистическое общество – это общество бесклассовое, безгосударственное, нерыночное, причём преодолевшее классы, государство и рынок путём своего развития, а не регресса, — общество, преодолевшее узкую профессиональную специализацию, следовательно – общество всесторонне развитых людей. Коммунизм – стал вторым самоназванием красной идеи, и ее конкретизацией. Одной из характерных черт второго пути это не только создание условий, но и культивирование нового мира «сверху». Путь общественно – политической борьбы дал свои результаты, со всеми великими достижениями «реального социализма» и со всеми «отягощениями злом». Этим путём удалось решить задачи построения и выживания нового строя, спасения человечества от коричневой чумы, были реализованы великие проявления человеческого гения. Но все-таки это почти всегда было насаждение идеалов Красной Идеи сверху и борьба за выживание нового.

Ростки этики будущего, новая мораль, образы конкретных человеческих типов, образцы межчеловеческих отношений, все то, что и является самым главным в мечтах о коммунизме, все это оказалось как бы в стороне от двух магистральных путей Красной Идеи. После окончания творения утопий и переходя от социального моделирования в практику политической борьбы, само то справедливое общество оказалось как бы в тумане, сам тот человек будущего стал приобретать незаконченные черты героя – революционера, в лучшем случае, а в худшем работал принцип заимствования из чуждого коммунистическому мировоззрению мира идей и мировоззрений. Так, несмотря на неразрешимые противоречия, многие «этические принципы коммунизма» механически переносились из мира иудео-христианской этики («Моральный кодекс строителя коммунизма»), что уж говорить о лозунгах «потребительского социализма», как самоценности, скопированных со страниц журналов «загнивающего запада». Уже этих двух примеров достаточно, чтобы обрисовать те грубейшие мировоззренческие ошибки, которые ведут Красную Идею в тупик. Сейчас не беремся судить о том, насколько это могло быть иначе, просто проконстатируем факт. Без создания снизу новой протокультуры или субкультуры людей новой генерации, для которых жизнь в гармонии с собой, с подобными себе (РОДОМ СВОИМ) и с окружающим миром является нормой жизни развитие настоящих коммунистических сообществ обречено на диктатуру, схлопывание и, впоследствии, духовное бессилие.

Нельзя сказать, что люди до Советской страны и реального социализма в истории не пытались творить сраведливость здесь и теперь, «снизу». Все возникающие коммуны пытались открывать некие идеальные условия сосуществования человеков. Собственно, если б эта форма реализации Красной Идеи была так же распространена и реализована как первые две, то можно было бы говорить о ней как о третьем пути — пути культивирования нового мира «снизу». Но, как только появлялись уставы, руководители, принципы централизма и управляемости коммунами сверху, они либо разваливались (1 путь), либо перерастали в нечто общественно-политическое (2 путь). Были попытки более гармоничного воплощения Красной идеи в форме создания новой протокульуры, но и они порой были сильно перемешаны с той или иной традиционной религией или мировоззрением, и, следовательно, теряли свое лицо и, как это бывало почти всегда, растворялись в более широкой культуре, характерной для той или иной эпохи.

Возникновение третьего пути, а именно культивирование нового мира «снизу» есть необходимое условия для оформления и реализации Красной Идеи. Оно может произойти при двух условиях.

Во-первых, это произойдет только тогда, когда Красная Идея оформится не столько в некую философию типа диамат и истмат, а станет мировоззренческой системой большего масштаба — культурой со своей этикой и эстетикой, присущей именно ей и никому более. Должны быть осознаны основные принципиальные противоречия с существующими религиозными, традиционными или светскими культурами. Должно прекратиться осознанное или неосознанное (по стереотипу) смешивание Красной Идеи с иными идеями, и подменой двух основополагающих пунктов Красной идеи на близкие идеи из других мировоззренческих систем.

Во-вторых, понимание Красной идеи должно оформиться не только в виде некоего прикладного механизма, который применялся бы для решения проблем. Так, в истории ее развития она выливалась то в формы решения личностных проблем, и тогда появлялись знахари, врачи психоаналитики (один из них и создал теорию радикального гуманизма), либо в формы решения общественно-политических проблем и тогда создавались утопии, философии, партии, рождались революции (теорию научного коммунизма, и как следствие построение реального социализма), либо в формы решения эволюционных проблем, и тогда появляется понимание, что человек старого типа — потребитель-индивидуалист не может дальше развиваться на планете, он опасен сам для себя, как следствие рождаются опять партии, течения философии, направления в науке (одно из них и создало учение о Ноосфере.)

Все прикладные проявления Красной идеи являются только следствием, этого мироощущения, мировосприятия. Только в том случае, когда приходит понимание нового мира идеи не как способа решения определенных задач в той или иной области человеческой деятельности, происходит подлинное нарождение Нового мира, мира Человеконадеяния и Живой Жизни, то есть коммунизма, ноосферы, гуманизма.

Таким образом:

Первый путь – путь тружеников, мечтателей и мыслителей человечества, таких, как Т.Кампанелла, Ш.Фурье, К.Маркс, П.Кропоткин, К.Циолковский, И.Ефремов и др., строивших утопии и учения, вдохновлявшие на труд и борьбу за лучшее будущее.

Второй путь – путь общественно-политической борьбы за создание общественно-политических условий для реализации Красной Идеи. Социалистические республики со своими политическими партиями и общественными организациями.

Третий путь – путь выращивания «снизу» в союзах людей — друзей и единомышленников новых межчеловеческих отношений, основанных на новой этике, новой культуре – до недавнего времени не был осознан, как самостоятельный. Одним из идеологов такого творчества был Николай Гаврилович Чернышевский, описавший субкультуру новых людей в романе «Что делать?». Безусловно, в России в 60-е гг. XIX века субкультура, неосознанно сформировавшаяся на базе Красной Идеи, была. После революционных преобразований начала XX века в СССР также начался эксперимент по созданию новой, «красной» культуры «снизу». Но в 30-е гг. он оказался частично подавлен, частично поглощён государством и так и не смог должным образом возродиться в последующие годы существования СССР.
Единственной альтернативой государственному социализму и антисоциализму в мире в ХХ в. оставались одиночки, живущие, мыслящие и мечтающие, которые творили и развивали Красную идею сильнее, чем пропагандистские и аналитические машины компартий, занятых текущей политикой. Можно назвать немало таких людей, но мы остановимся на двух личностях, идеи которых, как нам представляется, наиболее интересны с точки зрения темы нашего разговора. Это Владимир Иванович Вернадский, Иван Антонович Ефремов. Оба они были деятелями науки. Оба открыли новые грани Красной идеи.

Автор Константин Верцинский 269 Articles
НКК "Восток"

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий