Рассказ. Шар Айбера

1

На выходе из аэровокзала города Мортесоль к Карлу и Джулии подбежал мужичок лет сорока пяти в клетчатой кепке.

– Такси надо? – спросил он, протирая вспотевший лоб платком.

Карл кивнул.

– Куда едем? Каждые лишние десять километров – скидка!

– Мы желаем взглянуть на шар Айбера! – воскликнула Джулия.

– Шар Айбера? – поморщился водитель. – Это шестьдесят километров. К тому же, это место пользуется дурной славой…

– Суеверия! – бросил Карл. – Изобретение Айбера признано на всём земном шаре!

Таксист вынул из кармана пиджака пачку сигарет и зажигалку, закурил, прислонившись к стальным перилам крыльца продуктового магазина.

– Ну так разъясните мне, тёмной деревенщине, почему те, кто раз туда попали, никогда не возвращаются в наш мир, ну хотя бы ради того, чтобы выступить перед публикой, сделать себе рекламу? От этого места веет историями о покойниках и рае на том свете…

– Не согласен, – возразил Карл. – Они много рассказывают о себе в Интернете.

– Нет при том ни фото, ни видео!

– Я полагаю, – заговорила Джулия, – в шаре Айбера так хорошо, что нет у тех, кто там, никакого желания глядеть на то безобразие, которое творится здесь. А фото и видеосъёмка внутри шара Айбера невозможны по техническим причинам…

– Айбер только прикидывался благотворителем, – продолжал ворчать мужичок, – там, внутри шара, он устроил корпорацию, а дурачки клюют. Там их делают рабами, которые сколачивают капитал внукам нобелевского лауреата.

– Послушай, дружище! – разозлился Карл. – Заканчивай курить! Либо ты нас везёшь, либо мы поищем другого таксиста.

Водитель затушил бычок об урну.

– Мне-то что, – пожал плечами он, – Я – человек рабочий, моё дело копейки зарабатывать, чтобы жёнушке супчик было из чего варить, мне да ребятишкам. С вас тридцать одна латунь!

Карл отворил заднюю дверь такси и впустил туда жену. Они были красивой и состоятельной парой, любящей путешествовать. Карл – статный высокий брюнет с орлином носом, в белом костюме, Джулия – зеленоглазая шатенка с идеальной фигурой, в клетчатой рубашке навыпуск и в джинсах. Карл неторопливо отсчитал нужную сумму из кошелька, протянул водителю. Запах волос жены пробудил в нём желание страстно её поцеловать, которое мужчина незамедлительно исполнил. Далее Карл, обнимая Джулию, опустившую головку ему на плечо, вынул из кейса журнал «New Science».

– Вот! – торжественно произнёс путешественник, надеясь что водитель его услышит. – «Шар Айбера, восьмое чудо света, – процитировал он. – В основе изобретения – известный ещё древним грекам принцип меры. Всё, что попадёт внутрь шара Айбера, придёт в соразмерность с тем, что внутри него уже есть. Движение атомов, меняющее пространственную конфигурацию объектов, реализуется в шаре Айбера достаточно постепенно, чтобы человек, пожелавший уйти в мир красоты, не испытал дискомфорта в момент морфофизиологической перестройки. Так внутри шара Айбера царит гармония всего со всем, и включение каждого нового объекта внутрь него заставляет прекрасную радужную сферу расти, продолжая дивить глаз суеверных туристов со всего мира. Когда-нибудь вся Вселенная станет огромным шаром Айбера, и тогда наступит мир всеобщего счастья и благоденствия! Однако существует опасность, что земля, выкупленная Айбером, будет заполнена прежде, чем человечество придёт к необходимости переселиться внутрь сферы…» И вот! – потрясал журналом Карл. – «…Что же испытает человек, оказавшись внутри шара Айбера? Он увидит прекрасный сказочный город и красивые лица! Всё, о чём он мечтал, сбудется, если же это противоречит заветными желаниям других, то будет скорректировано, вместе с их устремлениями, в соответствии с принципом соразмерности…» Что вы скажете на это, господин?! Вы читаете научные журналы, понимаете музыку их языка?

– По мне так больше напоминает рекламный проспект, – ответствовал водитель. – Скажите мне, выделил бы кто-нибудь хоть копейку на строки о сенсации в глянцевых журналах, если бы болтовня не окупалась?

– Не выделил бы, – согласился Карл. – И в том опасность: интерес к изобретению Айбера может пропасть раньше, чем человечество осознает, что пришло к вершине прогресса. И то, что Айбер распорядился о свободном входе в шар для каждого, свидетельствует о бескорыстии великого учёного!

Так всю дорогу они спорили, пока на горизонте посреди бескрайних зелёных лугов не запереливался всеми цветами радугами шар Айбера. И чем ближе подъезжала машина, тем отчётливее представали взору искривлённые полусферой разноцветные флаги на устремлённых ввысь белых башнях из прекрасных снов…

– Именно так я всё себе представляла, – прошептала Джулия, и Карл сжал её ладонь.

2

Трасса разворачивала полукругом в двух километрах от полусферы. Водитель высадил пассажиров и укатил, оставаясь равнодушным, а Джулия и Карл, взявшись за руки, медленно побрели по влажной траве под лазурным небом к манящему миру.

По пути молодожёны заметили ещё одного человека, который шагал, хромал, иногда переходил на бег, направлялся в сторону сферы. Человек замер рядом с шаром всего на несколько секунд, потрогал его протянутыми пальцами, и сфера завибрировала, заколебалась. Тогда мужчина вошёл в неё, и прозрачные студенистые стены за ним сомкнулись, принимая прежнюю форму. Это произошло метрах в трёхстах впереди и слева от Карла и Джулии.

– Карл! – вдруг сказала Джулия. – Пусть войдёт один из нас и через несколько секунд вернётся. Расскажет, что там, и тогда пойдём вместе.

– Джулия! Ведь мы хотели вдвоём!

– Перестраховаться никогда не помешает. Меня беспокоит то, что они никогда не покидают сферы, ведь снаружи остаются их близкие, что мешает их навестить?

– Послушай, Джулия! Я знаю физику! Технология совершенно безопасна!

Джулия сжала ладонь Карла.

– Пожалуйста! Всего несколько секунд, и тогда вернёшься, и войдём вместе.

– Я мечтал, чтобы мы увидели чудо одновременно…

– Карл…

– Ты знаешь, как я тебя люблю. Хорошо. Будь по-твоему. Жди меня!

Карл рванулся в сторону сферы, но Джулия ухватила его за руку.

– А поцелуй?

– Поцелуй будет через несколько секунд, когда я вернусь.

– Хорошо.

Карл оглянулся на хмурящуюся жену.

– Ну что ты, глупенькая!

И Карл решительно зашагал к переливающейся манящей поверхности.

3

Первое, что ощутил Карл, оказавшись внутри, это как его тело наливается бодростью. В воздухе веяло весной, и луга кругом цвели. Дорога из белого кирпича вела к городу из светлых снов, и Карл уже собирался развернуться, как вдруг услышал лошадиное ржание. Карл обернулся и увидел собственного покойного деда на вороном коне. Позади него в седле расположилась бабушка, обхватив супруга за грудь, были они красивы и молоды.

– Не может быть, – сказал Карл. – Вас похоронили. Как могли вы попасть в шар Айбера?

– Мы возникли из земли, – ответил дед. – Ты желал встретиться с нами, и атомы всех объектов внутри шара Айбера пришли в движение! Жаль, что твои родители не с нами. Как далеки они от прогресса! Цепляются за свою ферму, разве тому я учил? Но они прозреют, Карл, я верю в сына и его избранницу! Мой сын внемлет мудрости внука! Пойдём же скорее с нами, Натали тоскует по тебе!

– Натали? – изумился Карл. – Но ведь она жива!

– Конечно жива! И давно в шаре Айбера…

– Её воскресили мои мысли?

– О, нет, конечно же, она никогда не умирала! Просто осознала, что была не права, когда ты говорил: «Судьба!», а она отвечала: «Фатум!» Тогда ушла она в шар Айбера, надеясь встретить тебя, но шар закрутил её так, что Натали забыла, но нынче девушка вспомнила всё! Послушай, Карл! Луиза, ну-ка, слезай! Полагаю, тебе стоит воспользоваться моим конём, Карл! А мы с Луизой… Мы доберёмся так! Ты встретишь её у входа в город! Вперёд, Карл, скорее! Помнишь, как я учил тебя верховой езде, когда ты был совсем шалопаем? Вперёд, Карл, вперёд! Потом, потом поговорим!

И Карл, ощущая прилив влюблённости, какого не испытывал с тех самых пор как видел Натали в последний раз, уже нёсся во весь опор, насвистывая себе под нос прекрасную мелодию! Смутно вспоминался образ той, которая осталась ждать по ту сторону, но теперь Карлу она казалась невзрачной ошибкой, результатом собственной неверности: Натали одумалась! Он должен был ждать Натали! Натали! Натали! Натали!

Цокали конские копыта, и Карл расхохотался навстречу солнцу и ветру, великому счастью впереди!

Дорогу к городу перегораживала невероятно широкая река с розовой благоухающей водой, и путь через неё лежал по мосту, с которого прыгали в воду смеющиеся красивые люди. Медленно и торжественно ехал Карл, озирая бескрайние волнующиеся дали, пока вдруг не увидел разметавшую по плечами усыпанные звёздной пылью локоны Натали в пышном бирюзовом платье на белом коне.

– Я чувствовала твоё приближение! – произнесла она, и что-то зашевелилось гнетущее на задворках сознания Карла: Натали была идеальна, а в жизни она была почти идеальна.

– Ты красивее, Карл, чем прежде! – продолжала Натали. – О, чудо Айбера! Где твой хищный нос?

Тут Карл пришёл в себя и пафосно воскликнул:

– Фатум?

– Судьба! – ответила Натали, разворачивая коня.

Лошади продолжили путь бок о бок…

Солнце тем временем клонилось к закату, и на небе загорелась первая звезда. Шумным городом, в который вступала пара влюблённых, овладевал праздничный карнавал. Лучезарные люди танцевали на его улицах с множеством фонтанов, бьющих розовыми ключами, с фонарями в кружевной оправе, с эпическими памятниками и фантастическими замками.

– Счастье! Счастье! Счастье! – взывали люди, и Карл спешил узнать вкус поцелуя возлюбленной.

И день за днём, ночь за ночью Карл любил Натали, танцуя, прыгая с моста, разъезжая по полям среди лугов, поднимаясь на дельтаплане над городом…

Тем не менее, временами чувство неудовлетворённости накатывало на Карла.

– Шар Айбера неидеален, – посетовал он как-то Натали.

– Да-а-а? – вскинула брови она. – С чего ты решил?

– Меня иногда тревожит что-то похожее на совесть, я вспоминаю женщину, которой обещал вернуться, она осталась по ту сторону…

– Это флуктуации, они происходят из-за того, что в шар забираются новые люди, – объяснила Натали. – Атомы приходят в движение, чтобы объекты соразмерились с расширившимся полем, и человек испытывает дискомфорт. Это жертва, которую нам приходится платить уродливому миру, дань закону сохранения вещества и энергии. Но когда-нибудь шар Айбера поглотит весь мир, и тогда не будет никаких тревог никогда вообще!

Карл почувствовал прилив страсти к Натали и рассмеялся.

– Флуктуации прошли! – заметил он.

– Конечно! Это никогда не длится долго!

Карл прижал Натали к себе и вновь любил её как в первый раз.

240270-svetik

4

Однажды ночью флуктуации произошли достаточно сильные. Натали металась во сне. Карл не выдержал и, стараясь не разбудить девушку, покинул палату замка. На дворе он оседлал лошадь и направил её туда, где встретил деда, о котором, с тех пор как увидел впервые, ни разу не вспоминал.

Удивительная картина открылась Карлу: люди проникали и проникали снаружи внутрь сферы, на глазах преобразуясь в соответствии с её внутренней соразмерностью. «Вот откуда такие флуктуации!» – догадался Карл. Тревога грызла его всё яростнее, словно злая собака, с каждым новым вошедшим, и Карл решился заглянуть по ту сторону.

Сфера, снаружи которой виднелись уродливые индустриальные пейзажи, дрогнула, и Карл ступил во внешний мир. Тяжесть навалилась на Карла тут же, и он упал. Обитатель шара Айбера увидел впереди отражающую свет фонарика на шесте оранжевую палатку и инстинктивно пополз в её сторону. Временами он ложился, корчась от дикой боли. Когда последняя чуть унималась, продолжал путь. Карл в очередной раз нашёл в себе силы поднять глаза на мир, и в лицо ему ударил электрический свет. Когда фонарик был поднят к небу, Карл увидел лицо страшной женщины.

– Что с тобой? – спросила она хрипло, и мужчина узнал Джулию.

– Помню, ты никогда не была красива как Натали, – изумился Карл, – но, кажется, ты стала даже уродливой, и голос твой охрип.

– Карл, почему у тебя горб? – спросила Джулия. – И глаз твой почему косит?

– У меня горб? – искусственно рассмеялся Карл, силясь подняться на ноги и снова падая. – Что так исказило черты твоего лица, почему охрип твой голос?

– Я почти не менялась, – возразила Джулия, – хотя и ждала тебя четыре года. Я разбила здесь палатку и удалялась только за провизией. И голос мой прежний. Твои глаза и уши такие же испорченные как твоё лицо и тело!

– Нужно уйти в шар Айбера, – ответил Карл, подумав. – Всё ясно. Этот мир несоразмерен нам.

– Не-е-е-ет… – покачала головой Джулия. – Теперь я туда ни за что не сунусь.

– Тогда нам придётся расстаться.

– Карл, я люблю тебя, даже таким, каким ты стал!

– Я не люблю тебя. И ненавижу этот мир.

– Хрустальная игрушка, твой шар Айбера, наркотический дурман, тепловая смерть Вселенной!

– Пошла ты! – Карл отвернулся и пополз назад. – Смысл существования человека, – фанатично бормотал он, в очередной раз отдыхая, – в том, чтобы познавать мир и создавать на основе науки технологии. Рано или поздно человек преобразует под себя посредством техники весь мир. Какая разница, говорим мы о сумме технологий или о вершине всех технологий, какой является шар Айбера?

– Мир вечен и бесконечен! – возразила Джулия. – Не может являться вершиной прогресса то, что несоразмерно главному достоинству Вселенной, и человек всегда будет жить и улучшать этот мир!

Люди тем временем продолжали проходить внутрь сферы, они наступали со всех сторон, и Карл заметил, что шар Айбера на глазах расширяется, наползает на траву, миллиметр за миллиметром, движется ему навстречу. Джулия схватила Карла за руку.

– Уйди! – выдавил из себя, каркнул Карл.

Полусфера ползла и ползла вперёд, переливаясь перламутром, и Карл негодовал на жену за то, что удерживает его от облегчения и свободы, затягивает наступление вожделенного мгновения. Вдруг шар Айбера лопнул как мыльный пузырь, рассыпавшись на мириады искрящихся частиц звёздной пыли, под разливами галактики Млечный путь, обнажая вдали тлеющий зеленоватым излучением уродливый и тёмный средневековый городишко. Жуткие, похожие на сказочных гоблинов и троллей, люди озирались по сторонам, а некоторые не могли стоять на ногах, как Карл: стонали и корчились на траве, как на гравюре, изображающей грешников в аду.

Карл закричал от ужаса, но тут ему стало легче. Город впереди менял очертания, постепенно преобразуясь в самый заурядный ночной индустриальный пейзаж, и приходившие в себя кругом люди возвращались к тому самому невзрачному облику, который явил Карлу и Джулии таксист у выхода из аэропорта города Мортесоль.

Карл поднялся на ноги и сплюнул.

– Вот чёрт! – выругался он. – Проклятье!

Он посмотрел на жену и виновато улыбнулся:

– Красавица моя! Я просто не разобрался в критериях прогресса! Идеальные фигуры застилали от моего взора космические дали!

– Видишь седые волосы у меня в прядях и морщинку на лбу? – спросила Джулия. – Иногда философские ошибки дорогого стоят…

– Здесь темно, – ответил Карл. – Гляди, метеор! Можно загадать желание…

– Мало их у тебя исполнилось за эти годы?

Карл не знал, что ответить. Ему было просто стыдно, досадно и неприятно. Звёзды продолжали падать с неба, а Карл всё цеплялся за мысль о вечном двигателе, стараясь не встретиться глазами с женой…

Автор Дмитрий Тюлин 58 Articles
НКК "Юг"

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий