Рассказ. Скелет

Миновавшей зимой я пересмотрел множество короткометражек из серии «Театр Рэя Брэдбери». В заставках к выпускам писатель выбирает один из предметов, которыми завалена его лавка игрушек и начинает свободно фантазировать, отталкиваясь от попавшегося на глаза образа. Решил и я, наконец, написать что-то, используя тот же принцип. Как выглядит история, в которой скелет заговорил?

Коммерческий банк, в котором работал Лот, занимал первый этаж панельного здания, затерявшегося в микрорайоне зелёного городка Ану, построенного на берегу бурной и быстрой холодной реки Ноу. Сюда Лот устроился в качестве ночного сторожа и заступал на смену по графику «сутки через двое». Высокому, атлетического телосложения охраннику, в прошлом – солдату, служившему по контракту во многих горячих точках, пришлось сменить профессию из-за недуга близорукости. Торопясь на вахту, пересекая улицы вечернего города, Лот ненавидел синюю, с нашитыми жёлтыми буквами, форму, положенную охраннику банка. В его походке легко угадывалась армейская выправка, а колючий взгляд, презирающий невоинские касты, был скрыт от прохожих блеском фонарей на стёклах очков, вызывавших у Лота ненависть к себе самому и к жизни.

Являлся на работу Лот обыкновенно к тому моменту, когда кассирши выстраивались в очередь перед кабинетом Луи, главного менеджера, чтобы, оказавшись с ним тет-а-тет, понести ответ за трудовой день. Перед тем как войти, Лот непременно снимал кепку, обнажая выбритый наголо череп. Удерживая в руке головной убор, Лот быстро проходил по коридору. Кожаный диванчик и журнальный столик для Лота располагались совсем рядом, и все накопившиеся за день небылицы, которые слетали с языков банковских служащих, Лоту приходилось в течение получаса смиренно выслушивать. Больше всех норовила погорланить, уставив руки в боки, уборщица Нанна, и в тот странный вечер полная женщина заприметила солдата в отставке издалека.

– Слышишь, Лот? – выкрикнула Нанна. – Ты человека с ума свёл!

Не обращая внимания, верный собственному обычаю, Лот проследовал к дивану. С краешку уже расположилась Мари, красотой лица вовсе не отличавшаяся. Лот бросил небрежный взгляд в её сторону и отметил, что Мари читает учебник французского языка. Все смеялись над тем, как Мари занимается самосовершенствованием. «Толку с таких бессистемных занятий не выйдет», – авторитетно заявлял Луи. При том логика в процедурах, выполняемых Мари, окружающими и правда не обнаруживалась. То диеты и фитнесс, то книги по психологии и менеджменту, то мантры и классическая музыка через наушники. Но Лот знал, в чьих глазах пытается возвыситься Мари и воспринимал влюблённость уродливой женщины как оскорбление воинской чести. Частенько Лоту хотелось, размахнувшись, ударить её по затылку, но разжалованный военный владел навыками самоконтроля, и никто не ведал, как больно прикусывает он нижнюю губу, иногда до крови.

– Лот, ты что, глухой? – повторно обратилась к охраннику Нанна. – Сегодня Лили увезли на «скорой», а всё из-за тебя!

– Бред, – спокойно ответил Лот, снимая очки, располагая их на столике рядом с кепкой, вынимая из кармана смартфон, намереваясь погрузиться в свежий юмор социальных сетей.

– Лили, – продолжала Нанна, – дали понюхать нашатырь, и когда она очнулась, то сказала, что мыла полы в кабинете директора, и вдруг заговорил скелет! Знаешь, что он ей наболтал?

Лот пронзил Нанну взглядом.

– Дура!

– Скелет сказал, что хочет поговорить с Лотом! – расхохоталась Нанна, и вместе с ней остальные работники. Только Мари покраснела и пододвинула к себе «Французский для чайников» в тонкой обложке.

В тот момент из кабинета выглянул Луи.

– Лот? – улыбнувшись, приподнял брови облачённый в чёрное и белое менеджер, и глазки его заблестели, забегали. – Девушка сошла из-за тебя с ума. Поздравляю!

Лота посетило сильное желание вскочить с дивана и ударить по стеклянному столику кулаками так, чтобы тот разлетелся вдребезги, но окопы научили мужчину выдержке, и он просто задвигал пальцами ног.

– Зайдёшь ко мне для инструкций последним, – сообщил Луи и нырнул обратно в апартаменты.

– Она правда так сказала? – спросил Лот.

Многие присутствующие закивали.

– Ну и дура, – прокомментировал охранник, демонстративно передёргивая плечами и, продолжая гордо держать голову на шее, небрежно заударял пальцами по экрану технической новинки.

***

Оставшись в банке один, Лот положил смартфон на столик. Он никак не мог уловить смысла того, что бормотала Нанна. Оттенков юмора уборщица не различала, выражалась всегда прямо и смеялась либо над чужим несчастьем, либо просто так. Это Лот понимал. Знал он и о том, что способен влюбить в себя любую дурочку. В голове Лота не укладывалось как из-за романтического чувства человек может сойти с ума. Нечто тревожило Лота, впервые с момента, как сюда устроился, ему захотелось заглянуть в директорский кабинет.

Когда-то помещения банка занимал НИИ, который закрылся за нерентабельностью. Рабочие, нанятые новым хозяином, обнаружили в подвале человеческий скелет, служивший прежде, очевидно, научным целям. Назначенный собственником директор всячески стремился поддерживать среди подчинённых репутацию большого весельчака. Так он велел доставить скелет себе в кабинет, чтобы использовался в качестве вешалки для пиджака. Лот никакой репутации поддерживать не стремился, по крайней мере, он так считал; несмотря на доступ к ключам, проникать в кабинет высшего начальства только для того, чтобы взглянуть на вешалку из скелета, не рвался, а предпочитал все вопросы решать с Луи, которого он однажды пристрелит. Лот часто мечтал о дне, когда по стране вспыхнут протесты и его, верного долгу и чести солдата, призовут для расправы над врагами государства. Вот тогда Лот и пристрелит Луи.

Побродив немного по холлу, Лот наткнулся на витрину с ключами. Охранник снял с крючка ключ от кабинета директора и решительно направился по коридору, посмотреть, что за скелет, который вызывает так много толков.

Оказавшись внутри, бывший солдат включил фонарик, обшарил им стены. Скелет стоял рядом с тучным директорским креслом. Лот хмурил брови, силясь уловить некий смысл момента, но впечатлений экспонат у него не вызывал. Тогда Лот приподнял кисть скелета, потрогал шероховатые костяшки, помял их и улыбнулся производимому звуку. Внезапно скелет ухватил Лота за ладонь.

– Здравствуй, Лот! – воскликнул скелет, и охранник выронил фонарик.

Такой страх посещал его только на войне.

Фонарик покатился по полу, а Лот бросился к выходу. Но уже через мгновение солдат в отставке пришёл к выводу, что ему померещилось и, устыдившись собственной трусости, вернулся за фонариком. Лоту хотелось покинуть кабинет, запереть за собой дверь и никогда впредь сюда не возвращаться. Но как тогда он смог бы смотреть себе в глаза во время бритья? Лот усмехнулся, прислушиваясь, насколько удаётся сохранять бодрость и направился к креслу. Здесь охранник развернул скелет к себе и, удобно развалившись на директорском ложе, направил свет в глазницы черепа.

– Лот! – вновь заговорил скелет, двигая нижней челюстью; рука мужчины дрогнула, но фонарик он не отвёл. – Знаешь ли ты, Лот, почему первый шейный позвонок называется Атлантом?

Лот тем временем перебирал в уме народные средства противодействия нечистой силе, однако ничего подходящего к настоящей ситуации из памяти не всплывало.

– Лот, я к тебе обращаюсь!

– Чего?

– Почему первый шейный позвонок называется Атлантом – ты знаешь?

– Нет.

– На нём – череп, в котором – мозг, целый мир на нём как на плечах Атланта из мифов древней Греции! Удивительно, что ты можешь о том прочесть и не ценишь своих возможностей: мне пришлось обо всём догадаться самому.

– Ты – галлюцинация, – процедил сквозь зубы Лот. – Тебя нет. Ты умер много лет назад.

– Ты ошибаешься, – отвечал скелет. – Я жив, и я – специалист своего дела и вынужден явиться к тебе в такой специализированной форме, но форма есть функция пространства, суть же разворачивается во времени.

– Что тебе нужно?

– Меня направил НИИ исторической психологии. Моя докторская посвящена психологии людей XXI века. НИИ выделил энергию на проявление в вашем времени только скелета и колебаний воздуха. Остальные части меня, и в их числе – глаза, в будущем; так, будучи растянутым во времени, общаюсь я с тобой. Квантовые компьютеры рассчитали, что только в этом эпизоде я смогу изречь речь потомков – предкам, не создавая вреда тому, что для нас уже в прошлом, но напротив, принося пользу.

– Ты лжёшь! Тебя нашли рабочие в подвале НИИ, который не приносил пользы стране!

– Нашли не меня, а скелет другого человека, который я растворил, дабы не вызывать подозрений.

– Но директор сидит в кресле пару часов в обед. Он не мог не заметить, что ты живой.

– Да, ваш директор страшный формалист и такого беспорядка у себя в кабинете он бы не потерпел. Йога научила меня высокой степени самоконтроля. Я застывал как бревно! Пришлось, правда, напугать девушку, но, по нашим подсчётам, она скоро оправится. Позволь же мне явить вашему миру речь потомков – предкам! Увы, мы не можем обратиться к вам в более прямой форме.

Лот расхохотался.

– Идиот! Клоун! Что можешь ты сказать предкам?!

– Послезавтра ночью состоится ограбление банка. Если ты не найдёшь алиби, ты отправишься в тюрьму. Деньги немалые.

– Послезавтра не моя смена. Руа будет дежурить.

– Это не будет никого волновать. Ты мог войти под предлогом скуки чтобы напиться с Руа, и ты одинок, а значит алиби у тебя не будет. За остальных найдётся кому заступиться.

– А Руа? По-моему, логичнее заподозрить его.

– Руа надеется получить долю и уехать за границу, открыть там собственный магазинчик. Но они убьют его, после того как он отворит дверь и переключит камеры наблюдения на трансляцию записанного видео.

Лот вспомнил Руа, коренастого, темноволосого, горбоносого, с чёлкой.

– А ты? Почему ты не предотвратишь преступление?

– Через некоторое время на удержание меня здесь будет требоваться слишком много энергии. Никто не выделит её в таком количестве на узкоспециализированное задание.

– Зачем тебе меня спасать? – задал после некоторых размышлений вопрос Лот. – Если ты действительно из будущего, то должен знать, что я в прошлом – солдат-контрактник, наёмный убийца, и немало на моих руках невинной крови.

– Компьютеры посчитали, что история в результате моего обращения обогатится; ничто из того, что должно свершиться доброго не пострадает, и ты нанёс бы много больше вреда людям, если бы не поговорил со мной. Ещё будут вопросы?

Лот поднялся с кресла.

– Пожмёшь мне руку? – спросил скелет.

– Нет.

– Самое удивительное это то, что я догадался сам… До наших дней не сохранилось сведений о том, почему первый шейный позвонок назвали в честь древнегреческого персонажа.

– Прощай! – с этими словами Лот решительно поднялся на ноги и, игнорируя скелет, покинул кабинет директора, запер его на ключ.

Той ночью на кожаном диванчике ему не спалось.

***

Весь следующий день Лот провёл в размышлениях: стоит ли реагировать на суеверие и как, если принять ночной эпизод всерьёз, обеспечить себе железное алиби.

Наконец Лот набрал номер Нанны.

– Слушай, Нанна, мне нужен номер Мари. Я влюбился.

– Дурак!

Тем не менее, номер Нанна прислала, но позвонить по нему Лот решился лишь после того как миновала беспокойная ночь:

– Мари, это Лот. Я подумал: возможно ты составишь мне этим вечером компанию, я давно хочу посетить ночной клуб, а ты, я слышал, умеешь танцевать?

– Ты умеешь танцевать? – не скрывая волнения в голосе спросила Мари.

– Ну, мы немножко бесились с ребятами в армии, конечно, не профессионально, но тем не менее…

– Лот, я подумаю.

– Подумай, пожалуйста, – согласился Лот, чувствуя как холодеет у него в животе.

– Я наберу тебя, когда решу.

– Да, да…

***

На следующий вечер Лот явился на работу. В руках он держал анатомический атлас. Служащие возбуждённо и нервно гудели.

– Эй, Лот, тебя посадят, ты в курсе? – встретила его Нанна.

– С Лили всё в порядке? – бросил Лот, снимая очки и открывая брошюрку.

– С Лили всё в порядке, а вот тебе – крышка!

– Нанна, я не знаю последних новостей, говори уж сразу, что у тебя.

В тот самый момент из кабинета выскочил Луи. Лот заметил за его спиной людей в форме и человека в штатском.

– Лот, вчера ночью ограбили банк, – сообщил менеджер. – Руа пристрелили. Ты – главный подозреваемый. Присылали за тобой сегодня, но дома тебя не застали. Думали, ты не появишься. Рабочий день уже закончился, но господа, вероятнее всего, пожелают выделить время, чтобы задать тебе несколько вопросов. Самое смешное это то, что вместе с деньгами они утащили у директора вешалку! Вот что у меня в голове не укладывается никак!

– Мне всё равно, – пожал плечами Лот. – Вчера всю ночь я провёл с Мари в ночном клубе.

– Мари, это правда? – Луи повернулся к засмущавшейся женщине.

– Да, это правда, – ответила Мари, опуская взгляд.

– Ты подговорил её по телефону, змей! – воскликнул Луи. – Ввек не поверю, что ты отправился на танцульки с этой страхолюдиной!

– Мы вчера много делали селфи, – возразил Лот. – И если ты ещё раз так скажешь о моей девушке, я, наконец, исполню давнее своё желание и врежу тебе по морде.

– Лот! – завизжал Луи. – Не забывайся! Даже если тебя не посадят, Лот, тебя уволят! Ты думаешь, что с мальчиком говоришь? Где ты тогда будешь искать деньги на ночной клуб?

– Луи, ты думаешь, что на твоих плечах стоит этот банк? – спросил Лот.

– Лот, ты мне зубы не заговаривай! Банк для меня стоит на плечах директора, а для директора он стоит на плечах собственника. Неужели так трудно догадаться? – Луи расплылся в улыбке и приподнял очи кверху.

– Нет, Луи. Банк стоит на наших плечах. На моих, на плечах Нанны, Мари, Лили, всех нас, кто здесь, понимаешь?

– Это у тебя в книжке такая чушь написана?

– Это я сам догадался.

Луи покрутил у виска пальцем, махнул рукой и вернулся в кабинет, прикрывая за собой дверь.

Лот взял ладонь Мари в свою. Сейчас Лот ясно видел, что девушка красива, по-своему красива, не та красота, которую демонстрируют на обложках глянцевых журналов, другая, подобно классической музыке улавливаемая не каждым глазом.

– Чересчур нечиста моя совесть для такой девушки как ты, – мрачно молвил Лот.

Окружающие глазели на них недоумевающе, не зная как реагировать, но внутренне начиная соглашаться с честностью поступка Лота.

Автор Дмитрий Тюлин 65 Articles
НКК "Юг"

2 Комментарии

Оставить комментарий