Узундара, осень 2016, часть 1

Утро в горах: севший телефон не будит, просыпаешься от первого рассеянного света проникающего между пологами палатки. В полудреме гадаешь, сколько времени и скоро ли восход. Как только начинают позвякивать чайники и разносится по лагерю приятный хруст дров, приходит окончательное пробуждение — начинается новый день в экспедиции, новое утро на Узундаре.

Неспеша, но бодро стягиваются из палаток археологи, на небольшом костерке кофе уже манит ароматом смешивающимся с запахом горной сухой травы. Обсуждение редких новостей, планов и всего интересного, что было познано и пережито за год. Коронная фраза «25 минут до начала работы», почему то чаще всего именно 25. Тася первая навешивает на себя все оборудование, следом другие и вереница тружеников открывателей Узундары по хребту стены тянется к цитадели.

Тася и Артем на гребне развала стены
Тася и Артем на гребне развала стены

До обеда и разгара зноя идет работа. Звук ударов тяжелых кирок раздается эхом по ущелью. На всех 5-и раскопах, покрывающих площадь цитадели работают группы по 3-5 человек. От раскопов к отвалам снуют рабочие с тачками полными пыльной землей и большими серыми валунами. Задача максимум на этот сезон -вскрыть всю цитадель. Археологи прощупывают прирезками направления стен, выявляют их направление расчищая завалы обрушений и долговременного заполнения. Послойное вскрытие помещений, непростые премудрости стратиграфии раскопов, фиксация находок. И так постепенный спуск по пластам истории, где каждый новый цвет, изменение состава и фактуры свидетельствует либо о времени обживания и использования, либо о периоде запустения, дает пищу для размышлений о обобщенной о жизни этой крепости и людей, побывавших в ней в разное время.

Жаркий ветер все же облегчает последние часы дневного труда, при этом разнося пыль с лопат и высыпаемых тачек по всему раскопу. Все, кому не повезло иметь густо темный загар, приобретают его подобие, когда пыль забивает все поры каждой открытой части тела. Кто-то пытается закутывать лицо, оставляя лишь узкую прорезь для глаз, большинство терпит, лишь прикрывая голову кепками и панамами дабы не схватить удар. Баклажки с живительной влагой припрятаны в тени стен и вещей, однако, они не часто осушаются до дна, люди быстро привыкают трудится в зное и пьют вдоволь уже в перерыве.

Дымок костра моментально рассеивается в горном воздухе, девушка повар с дивно призывным именем Назакат готовит обед. Обилие маша и риса, пропитанных ароматом нескольких кусочков баранины или говядины, а так же смесь из привычных овощей: картошки, моркови и лука здесь в горах превращаются в удивительно сытное и вкусное сочетание.

14256340_688979231250144_284497512_nНаступает время обеда и запыленная и изможденная трудом и жаром вереница тем же путем возвращается в лагерь. Выстраивается очередь на помывку, но она незначительна, так как подъем у людей занимает разное время, потом сгрузить инструменты и там глядишь уже свободно место к воде. Кто уже смыл с себя пыльную маскировку Узундары, те помогают Назакат накрыть на стол. Археологи — начальники раскопов, в этом году это Нигора, Тася, Костя, Геннадий Петрович, и Олег (до своего отъезда его раскоп вел Сашка) так же как и все, после вскрытия стен и полов, сдают находки мне, как камеральщику и приобретают чистый вид.

Обед, снова разговоры, шутки, обсуждения вокруг самых интересных и необычных находок или же расположения стен и слоев. А дальше несколько часов, когда в самый зной наиболее уставшие придаются отдыху и недолгому сну, иные посвящают время чтению и прочим личным делам. Это затишье в самую жару перед вторым заходом, второй половиной рабочего дня. Выдержать весь день целиком в душном полуденном жаре под открытыми лучами солнца не очень под силу и местным жителям. Часы отдыха, как и археологи, они проводят в мастерски растянутых, а до этого мудро и крайне предусмотрительно заготовленных Олегом брезентовых палатках. Поскольку в этом году рабочих набрано почти 30 человек, 3 палатки, поставленные под прикрытием скалы уже сами только создают впечатление лагеря или издалека кочевничей стоянки.

Надо сказать, в этом сезоне горный лагерь более всего походит на город — сад, о котором мечталось Нигорой и Олегом, и для чего прикладывались серьезные усилия весь год ими и нашими дорогими друзьями. Экспедиция не только место самоотверженного труда, но и место разделенности, завязывания тонких и сложных уз дружбы. Совместный опыт преодоления, отдыха, открытий, большая общая цель и глубокое понимание ее важности, разделенности мечты, которые и есть тот самый опыт пережитого, что формирует основу товарищества и дружбы.

Для создания условий, нет, не комфорта, а вернее сказать создания условий возможности, сделано уже очень много. Был заново возведен каменный дом в три комнаты: кухня-склад, камералка-склад, обеденная комната сбора и отдыха, сбоку, из палатки и тентов на каркасе сооружена помывочная-баня. Дом в отсутствие экспедиции разрушается дождями и ветрами, но более всего, к сожалению, руками человека. Дико кажется, когда столь удобная постройка в вершинах гор, вместо использования в своих нуждах в пустующее время, наоборот подвергается разрушению. Как и в прошлый год, помещения перетянуты большим, крепко укрепленным тентом для укрытия и создания тени. Усилиями сайробских (Сайроб — поселок почти у подножия горы, на которой находится крепость Узундара, в 10 минутах езды не считая спуска с горы) были возведены стены уже на цементе, для чего трактором на гору были подняты материалы и 2 большие бочки с водой. Что Уазы, что трактор, что любая техника, способная забраться на гору по узкой опасной каменистой дороге, подвергается чрезвычайным нагрузкам, что говорить, когда она же идет груженой. Патриот например поднимается на 2-й пониженной, изредка имея возможность перейти на 3-ю и только под абсолютным и доведенным до крайности напряжения вниманием водителя, ведь очень часто колесо машины и пропасть в сотни метров разделяет не более 20-30 см, обусловленных шириной дороги и скалистыми выступами в ней.

Постройка закончена и теперь трактор за немалые деньги, опять же условия обуславливают, доставляет на гору воду для питья и хоз.нужд, готовки еды. Зная дорогу, ведущую на Узундару, многие трактористы просто отказались ехать, но на нашу удачу есть смельчаки.

На Узундаре все зависит от транспортного сообщения с поселком и Патриот курсирует по горной дороге, которая своими извивами подобна змее и словно грозно охраняет путь к древнему памятнику. Железный зверь в руках Олега доставляет на гору продукты, бензин для генератора и дополнительный запас воды в бочках, так же инструменты, тачки, которые пришлось чинить в этом году, так как слабенькие подшипники колес быстро пришли в негодность. Регулярный спуск-подьем и иногда вынужденный второй, по концентрации сил и внимания и отдаче и изматывающему напряжению порой равны рабочему дню.

После завершения отдыха, когда жара чуть спала, все выходят во вторую смену. Снова вереница устремляется к раскопам и снова раздаются удары кирок и грохот камней сбрасываемых в пропасть. Археологи периодически посещают раскопы друг друга и держат совет о том или ином вопросе, порой необычная находка или чрезвычайно спорный вопрос собирают всех 5-х у того или иного участка цитадели.

Теперь уже рабочий день длится до ужина. К 17-18 часам горные ущелья обживает прохладный вечерний ветер и температура воздуха идет на спад. А к первым сизым оттенкам вечерних сумерек работа заканчивается.14248865_688981847916549_69903286_n

Работы на Узундаре только за эти дни, а впереди еще около 40, дали интересные результаты. Описью зафиксирована первая сотня находок, готовится в нее попасть еще около 30-40 предметов, среди которых «горячо любимые» бронзовые гвозди и фрагменты свинцовых пластин, около 15 наконечников стрел, 5 монет, фрагменты керамики с налепами и многое другое. На одном из участков крепостной стены обнаружен фрагмент штукатурки наподобие той, что была найдена на одной из стен хауза (скального комплекса, вырубленного в скале, предположительно использовавшегося как хранилище). Казалось бы маленькая по масштабам находка родила мысли и фантазии о белых крепостных стенах цитадели Узундары.

Ужин в сгущающихся сумерках, рычание генератора, по старым потертым проводам, сетью растянутым по территории лагеря по крупным палаткам бежит ток, севшие за день телефоны, фотоаппараты и ноутбуки создают техностолпотворение вокруг розеток и тройников.

Автор Константин Верцинский 249 Articles

Строитель НКК, Северо-западная формирующаяся ячейка

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий