Узундара, осень 2016, часть 2

На раскопе

Сгустившиеся сумерки уступают место темноте позднего по местным меркам вечера. В безлунное время по небосводу рассыпаются бесчисленные огоньки далеких звезд, ярких, рисующих давно знакомые человечеству формы созвездий. Млечный путь растворяется в иссиня-черной небесной глубине, тем же эффектом, что при добавлении насыщенной краски в воду, но не теряется, а создает холодную серебристую дорожку, без явного начала и конца. В полнолуния же, горы заливает яркий серебристо-сизый свет, он словно наполняет весь воздух своим свечением. Очертания горных ущелий, выступов и пещер четко вырисовываются, а найти тропинки в ярком, отраженном луной свете и не поймать в ночи растяжку палатки на пути ко сну, не составляет труда.

После ужина под рычание генератора продолжаются дневные разговоры, находятся новые интересные темы, утомленные рабочим днем, предаваясь заслуженному отдыху участники Бактирийского отряда собираются вокруг своей узундаринской археологини. Она бывает ведет речь о трагедиях Эсхила, образе мысли эллинов, их жизни и быте, а через опыт прошлого о будущем нашего общества, о людях и наших идеалах, о мечтах. Часто вечерняя тишина наполняется веселым добрым смехом, кости звонко падают на деревянную доску нард-значит идет матч. В этом деле уже есть свои завсегдатаи-чемпионы, которые нет-нет да раз за вечер сыграют партию. Иногда подключаются те, кто долго отсиживался в стороне. Задорные глаза и добрый дух товарищеского соревнования подогревают веселость. Бывает же напротив, вечер посвящается научной дискуссии, например при находке новой монеты. Уточняется стратиграфия и хронология, ищутся примеры и аналогии, по литературе находится место чекана и пр. и пр. Бывают еще и вечера, о которых писала и сама Нигора и часто рассказывалось очевидцами, когда горной площадки лагеря разносится то веселая, то лирическая и всегда разнообразная музыка, а в свете электрических лампочек ли, фонарей, свечей или костра танцую красивые юные девушки и все кто молод сердцем. Так проходят вечера после напряженного трудодня.4

Здесь на Узундаре лично меня одолевает жажда познания местной природы, но не имея ни интернета, ни специальных атласов, фантазирую о специальном приспособлении, девайсе, который бы сканируя растение, или горную породу, или животное, а лучше и то и другое и третье, предоставлял бы как энциклопедия развернутую информацию о том или ином живом объекте. Но поскольку нет ничего, подумываю о сборе небольшого гербария, чтобы потом уже по приезду сложить представление о местной природе.
Она здесь заслуживает своего, с одной стороны точно научного, с другой глубоко поэтичного описания. Сухая желто-фисташкового цвета трава, которая при приближении оказывается покровом растущих небольшими пучками кисточек на длинной хрупкой ножке не больше сантиметров двадцати. Издалека движение этих пушистых, но колких на ощупь ломких на вид колосков не наблюдается, при приближении же всегда видно как они дрожат на ветру. Небольшие кустарники глухого темного зеленого цвета с маленькими тонким жесткими листьями сантиметра 1,5-2 длинной и туго переплетенными ветвями селятся в скальных расщелинах, трещинах и между развалами камней. Вообще местной растительности свойственен либо змеевидный характер стволов и ветвей, либо же наоборот ветви разрастаются бесчисленным количеством мелких чрезвычайно колючих ответвлений и формируют опасный иглистый клубок, если можно это так назвать. Иные кустарники напоминают кончики сосновых ветвей, растущие совершенно вертикально, но иголки в 2-3 раза толще чем сосновая хвоя и не колючи. Конечно, одним из самых замечательных растений является арча, в полуденный зной источающая пряный аромат и являющаяся популярнейшей добавкой в мясо при приготовлении его в тандыре. Все наиболее крупные зеленые островки пейзажа формируют именно её заросли или густые отдельно стоящие деревья (или кустарники, не знаю точно к чему она относится). Снова печалюсь о том, что не обладаю обширным багажом знаний во многих областях и не могу дать конкретное знание, а передать лишь максимально наполненный визуальных образ. Местную флору безусловно было бы интересно понаблюдать сезонами, так как при резких погодных изменениях: знойная сушь под 45 градусов летом, плавно спадающая к осени и штормовые ветра, дожди с грозами и сели весной, растительность меняется до неузнаваемости. В осенние месяцы это колючие, кусающие щиколотки и протыкающие пятки, цепляющие руки и плечи и рвущие одежду кусты и небольшие деревца. Весной же, здесь распускаются всевозможные цветы, зеленый покров покрывает горы, а на самой крепости распускаются ирисы.14

Скалы, испещренные многочисленными трещинами не меньше вызывают интерес. Выветривания столь четко идут горизонтальными слоями, что сильно напоминают разработки горных пород. Почвы сильно разнятся по цвету и явно составу, так, что на площади в 20-30 метров они меняют цвет от зеленовато-песочных, серых на розово-красные.

Местная фауна знакома нам чуть больше. Третий день подряд нас навещает упитанный грызун, которого основная масса видевших причислила к тушканчикам. Зверек серо-песчаного цвета, с крупным темными глазками и кисточкой на длинном шерстистом хвосте. В том году еще рабочие ставили силки в которые попались два кеклика ( что-то вроде куропатки), и которые были пущены на прекрасный суп. Рабочие же рассказывают о дикобразах, живущих в этих горах, мы их ни разу не видели, но Артем совершил небольшое путешествие, откуда принес несколько игл, этого упорно скрывающегося животного. Горные ущелья полны птичьими голосами, ведущими непрерывные беседы, а над лагерем ежедневно парит стая черных крупных воронов, явно поселившаяся где-то неподалеку.15

Рассказывать о красотах природы этих мест можно почти бесконечно, но все же лучше со знанием дела. Поэтому пора переключиться.

В предыдущих заметка об Узундаринской экспедиции уже заходила речь об отважных участников отряда, которых собрала Нигора под своим началом. Предположу, что многих интересует, как вписался в отряд первый раз прибывший на землю Средней Азии Артем Борисович.

По приезду быстро стало понятно, что Нигорушке тяжело справляться с навалом разносторонних задач, куда входят и археологические и хозяйственные и организация жизни людей, атмосфера и вдохновение отряда на радостный самоотверженный труд и раскрытие всего богатого потенциала личностей. Поэтому, как во многом и рассчитывались, Олег и Артем взяли на себя решение всех вопросов по хоз. и тех. части.

Артем и Нигора на раскопе
Артем и Нигора на раскопе

Предпринимались многократные спуски с горы в Сайроб и Бойсун и причины были разнообразны. Регулярная закупка продуктов на лагерь в 30 человек не шутка, с учетом того, что здесь не как в экспедиции на Куликовом поле, не закупить большого количества консервов, их просто нет и с собой не привезешь, хлеб продается с утра испеченными лепешками, которые отдаются прям в руки и не запакован в герметичные пакетики для долгого хранения. Хотя чаще всего, продукты просто кончаются. А посему — спуск в поселок. Периодически ломаются тачки, эпопея с их ремонтом тоже повлекла не один спуск и полностью легла на плечи Олега и Артёма. Спуски за водой, и конечно, самое серьезное за последнее время — это восстановление Уазика.

УАЗ до ремонта
УАЗ до ремонта

Волевым решением Олега было предпринято поставить на ноги железного коня после крушения в кратчайшие сроки, дабы скорее стерся отпечаток недавних тяжелых переживаний, Нигора снова была счастлива и свободна в возможности передвижения на Уазе и чтобы потерзанный скалами кузов машины не наводил хмурые мысли на участников экспедиции и чтобы Патриот смог заслуженно отдохнуть перед обратной дорогой. Ребята провели не мало часов в отладке внутреннего состояния машины, при участии нескольких рабочих, чтобы можно было спустить ее с горы для дальнейшего ремонта. Параллельно велась отладка второго — костиного Уаза, который на подъеме выкидывал коленца. Заказывалось новое стекло, рама под него и пр.как уже сложилось здесь, многие люди сопереживающие Нигоре и ее экспедиции стараются помочь чем могут. Так давний друг Бактрийского отряда Рустам из Термеза привез лобовое стекло, Костя Шейко же добираясь на поезде, фактическое на себе довез железную раму под стекло.18

Очень часто можно было видеть Артёма, отстраивающим работу всех механизмов Уазки, либо за оттачивание втулок для тачек, либо за другими хозяйственно-техническими делами. Устройство быта лагеря, починка истрепавшихся стульев, лопат и еще много много всего. Артем в лагере стал мастером на все руки, в котором нуждаются всегда и везде. Еще одна большая задача, которую решает наш новобранец, это просмотр отвалов и слоев, снимаемых рабочими, дабы не пропустить важные находки. Острый глаз и азарт Артёма и здесь делают свое дело. Добравшись за 4 тысячи км. сюда, он уже стал незаменимым кадром, с присущим ему оптимизмом, юмором и глубиной восприятия, которые очень ценят участники экспедиции. Даже суровый и циничный Саня гармонично уживался с неугомонным оптимистом) и конечно же, камера и фотоаппарат почти никогда не покидают его рук и мы каждый день становимся участниками будущего фильма Узундара 2016)

Зачистка по скале выбранного помещения
Зачистка по скале выбранного помещения
Олег на раскопках цитадели
Олег на раскопках цитадели
Археологический натюрморт
Археологический натюрморт
Вид на лагерь
Вид на лагерь

Наша дорогая Тасенька, для которой это уже второй сезон на Узундаре, сейчас занимается вскрытием сложного глубокого помещения на цитадели, с присущей ей в работе последовательностью и основательностью. При ней уже складывается своя команда рабочих, с которыми во время работы не редко она ведёт разговоры о культуре или языке. С гагаринскими же нашими рабочими уже создался небольшой кружок, где под Тасиным началом учат русский язык, а она вникает в премудрости узбекского, а вечерами играют в шахматы. Такая она ныне, все больше суровая и погруженная в себя, но столь отдающая и раскрывающаяся в своей красе наша Афина.

Рисунки находок для публикаций и сохранения информации и деталей. Наконечники стрел и фрагмент керамического сосуда с налепом
Рисунки находок для публикаций и сохранения информации и деталей. Наконечники стрел и фрагмент керамического сосуда с налепом

На днях случилась большая радость. Уаз наконец был закончен. Долгое, томительное ожидание, немалые деньги, масса усилий и вот мы на горе уже слышим разносящийся по ущельям звук двух моторов. Нигорин зверь идет первым под рукой Олега, за ним следом Костя, на своем, присматривает и страхует на первом после ремонта подъеме. Рев становится громче и вот один, а за ним второй Уазы выскакивают из-за горного поворота. Героев и машину встречали всем лагерем. И при всей радостной атмосфере в этот день счастливым выдохом поставили большую точку в истории с Уазом. Нигорушка была счастлива и каждый день сейчас бросает спокойный и мечтательный взгляд на своего железного коня по пути на раскоп.

Возвращение восстановленного Уазика или феникс возродился из пепла
Возвращение восстановленного Уазика или феникс возродился из пепла
Счастливая начальница в первые минуты встречи с Уазом. Герой, чьим волевым решением тот так быстро был починен скромно стоит в стороне)
Счастливая начальница в первые минуты встречи с Уазом. Герой, чьим волевым решением тот так быстро был починен скромно стоит в стороне)
Уже хитрые и дерзкие планы
Уже хитрые и дерзкие планы
Первый раз за рулём после возвращения, первый восторг
Первый раз за рулём после возвращения, первый восторг
В сборе
В сборе

Вчера провожали Геннадия Петровича, хорошего человека и археолога. Как точно сказал Артем, это настоящий архитип археолога.

Вид на лагерь
Вид на лагерь
Процесс заправки патриота
Процесс заправки патриота
Автор Константин Верцинский 240 Articles
Строитель НКК, Северо-западная формирующаяся ячейка

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий